Стокгольмский синдром — причины и условия для его развития

О стокгольмском синдроме нередко можно услышать в средствах массовой информации и литературе о психологии. Впрочем, многим неизвестно, что же за определение таится за этим термином. Узнайте больше об этом явлении (история, симптомы, лечение), ведь оно нередко встречается и в бытовых ситуациях, и вовсе не исключено, что вы тоже подвержены синдрому.

Стокгольмский синдром: что это

Стокгольмский синдром — это психологическое состояние, появляющееся при террористических актах, и характеризующееся внезапно возникшей симпатией со стороны заложников к захватчикам.

Также его проявление встречается в повседневной жизни. Пример: жена защищает тирана-мужа, продолжая страдать от его агрессии.

Предполагается, что термин «стокгольмский синдром» был введен в обиход криминалистом Нильсом Биджеротом при анализе ситуации, случившейся в Стокгольме летом 1973 года. Два преступника проникли в банк, захватив в плен четырех заложников (мужчину и трех женщин). На протяжении нескольких дней рецидивисты угрожали их жизням, периодически делая послабления. Полиция освободила заложников, но последовал неожиданный поворот: жертвы начали защищать преступников и даже препятствовали работе оперативников. Конфликт удалось разрешить благополучно: грабители оказались в тюрьме. Жертвы же начали требовать для них амнистии, периодически посещая арестованных в заключении. Одна из бывших заложниц развелась с супругом, решив связать судьбу с преступником, угрожавшим ее жизни. В скором времени у еще одной женщины, из числа удерживаемых, начался роман со вторым преступником.

Механизмы описанной реакции изучались и раньше. Выяснилось, что во время захвата у некоторых заложников может возникнуть психологическая связь с преступником, бывая односторонней и взаимной. В критической ситуации это явление не назвать минусом: при симпатии захватчика к заложнику повышается шанс на спасение.

Стокгольмский синдром – это явление, характерное не только для террористических актов, но и между пленными и охранниками, заключенными и тюремщиками, жителями оккупированных территорий и захватчиками и так далее. Подразумевается любая ситуация, когда в зависимости у более сильной стороны оказывается более слабая.

Стокгольмский синдром встречается и в семьях с домашним насилием. Женщина начинает оправдывать психологическое насилие, побои и прочие подавления со стороны партнера. Этот случай отличен от классического иллюзорностью безвыходности ситуации, тогда как в случае с захватом заложников пассивная сторона объективно не имеет выхода из положения.

Причины и благоприятные условия для развития отклонения

Жертва стокгольмского синдрома не становится сторонником преступности и терроризма, как может поверхностно показаться. Происходящее с ним – бессознательно. Включается защитная реакция психики – негативные эмоции сходят к минимуму, что в некотором роде помогает обезопаситься физически.

В семейных отношениях страдающая женщина пытается оправдать поведение мужа, виня себя в его агрессии или тщательно скрывая от окружающих реальное положение вещей. Подавляющее число женщин со стокгольмским синдромом до конца жизни приспосабливаются к действиям тирана. Даже если родственники и друзья пытаются оказать помощь в избавлении от агрессора, жертва игнорирует собственные интересы и противится «освобождению».

Необходима помощь психолога – он поможет избавиться от «корней» проблемы. Домашнее насилие терпят женщины, имеющие глубокие комплексы, расстройства. Они несчастны и в прочих сферах жизни, являясь для других «подушкой для битья» — на работе, в обществе.

Симптомы

Основные симптомы стокгольмского синдрома:

  • Жертва отождествляет себя с агрессором. Первое время «включается» своеобразный иммунитет и самовнушение, что преступник не навредит, если относится к нему положительно и поддерживать. Целенаправленно желая получить снисхождение и одобрения агрессора, жертва идет на всевозможные поступки.
  • В большинстве ситуаций жертвы понимают, что мероприятия, проводимые для их освобождения от тирана или преступника, могут им навредить. Попытки вырвать пленника из рук захватчика могут пойти не по плану, и жизнь слабой стороны может оказаться в еще большей опасности. Зачастую захваченный приходит к выводу, что встать на сторону агрессора – безопаснейший путь.
  • Длительное нахождение с агрессором затуманивает осознание того, что он – преступник, переходящий черту закона. Он «становится» обычным человеком со своими слабостями, проблемами, достоинствами.
  • Стокгольмский синдром ярко проявляется в идеологической и политической сфере. Терпя несправедливость со стороны правительства или иных вышестоящих людей, человек постепенно обретает уверенность, что захватчик прав в своих действиях.
  • Захваченный мысленно «блокирует» реальность, уверяя себя, что происходящее вскоре благополучно разрешиться.

Диагностика синдрома

Специфических методов для диагностики стокгольмского синдрома не выявлено. Человеку предлагается пройти обследование после выхода из психотравмирующей ситуации. В ходе беседы можно определить признаки позитивного отношения жертвы к угнетателю, оценивается поведение в период судебных заседаний.

Жертва пытается найти оправдательные мотивы для захватчика, убедить в них стражей порядка, психологов. Преуменьшается значимость нависавшей угрозы, риски обесцениваются («он бы не выстрелил», «он хороший человек, но алкоголь сделал свое дело» и т.д.). Чтобы достичь большей объективизации, проводятся опросы прочих пострадавших, свидетелей. Все рассказы сопоставляются с информацией, предоставленной пациентом.

Методы лечения

Существует несколько методов лечения стокгольмского синдрома.

Для начала определим, какие виды расстройства бывают, вне рамок террористических актов:

  • Социальный. Человек становится жертвой сожителя или начальника-тирана, и в следствии разрабатывается стратегия по выживанию, помогающая защититься морально и физически, при этом, не оставляя истязателя. Постепенно разрабатываемые механизмы спасения кажутся единственно верными, трансформируя личность жертвы, более не представляющую себя без влияния угнетателя.
  • Бытовой. Часто «синдром заложника» встречается в бытовых ситуациях. Распространены ситуации, при которых женщины подвергают себя и детей агрессии со стороны супруга, испытывая привязанность к нему. Аналогичный синдром случается и в отношениях родителей и детей.

Лечение

После выхода из конфликтной ситуации, опасной для жертвы, наступает период терапии. Зачастую психологическая помощь помогает довольно быстро – спустя неделю проявление стокгольмского синдрома исчезает. Хронические формы в виде бытового синдрома требует длительной психотерапии.

Различают несколько ее разновидностей:

  1. Психодрама. Восстанавливается критическое отношение пациента к своим действиям, реакциям, поведению во время связи с угнетателем. Психотравмирующие события проигрываются, рассматриваются участниками группы.

  2. Когнитивная. Легкие формы стокгольмского синдрома позволяют применять методы убеждения. Происходит смысловая переработка былых установок. Пациент узнает от психотерапевта о механизмах приспособительного поведения и об очевидных минусах и вреде, наносимом психике.

  3. Когнитивно-поведенческая. Применяются техники убеждения, помогающие изменить представление об угнетателе. Разрабатываются и внедряются новые поведенческие шаблоны, выводящие из роли жертвы. Проговариваются варианты выхода из подобных конфликтов.

Психотерапия и профилактика

При проведении переговорного процесса образование стокгольмского синдрома поощряется полицией и прочими силовыми структурами. Имеется в виду моменты, когда жертва находится во власти угнетателя и не имеет возможности самостоятельно покинуть его. Агрессор и слабая сторона подталкиваются к обоюдной симпатии. Практика показывает, что стокгольмский синдром увеличивает шансы на благополучный исход. Посредник не только поощряет это явление, но и провоцирует его появлению.

После разрешения конфликтной ситуации, люди, находившиеся в заложниках у агрессора, некоторое время консультируются у психолога. Насколько быстрым будет избавление от расстройства, зависит от квалификации конкретного специалиста, и от стремления пострадавшего выйти из нездоровой ситуации, воспользовавшись рекомендациями психотерапевта. Также берется в учет степень нанесенного психического ущерба. В случаях, когда жертва терпела тиранию несколько лет, период восстановления не пройдет стремительно. Сложность в том, что человек не принимает решение о приобретении синдрома самостоятельно – он развивается бессознательно.

Редко пострадавшие пытаются выяснить истинные причины нездорового восприятия ситуации. Действуя неосознанно, жертвы следуют подсознательно выстроенной модели поведения. Желая обрести безопасность, они идут на любые условия и готовы ко многим лишениям, не видя самого очевидного варианта (в бытовых ситуациях). Они не ищут способ выйти из поля влияния истязателя – они пытаются к нему приспособиться.

Профилактика подобного поведения: работа с психологом и изучение методик, помогающих избавиться от шаблона поведения жертвы (именно такие люди чаще всего попадают под длительное влияние агрессоров). Существует множество тренингов и литературы, помогающих избавиться от сформированной роли поведения.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Аватар
Воронин Александр Владимирович/ автор статьи

Врач 1-й категории.
Медицинский стаж: 11 лет.
Эксперт сайта: RusInfoMed.ru

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Медицинский сайт о заболеваниях, психологии и эффективных методах похудения